Депрессия и панические атаки


d-yatsenko

По многочисленным заявкам — попробую кратенько суммировать свой опыт.

Если аббревиатуры ВСД и ПА для вас ничего не значат — смело пролистывайте пост.

1. Предыстория.
Все мы к чему-то предрасположены. У меня, например, классный обмен веществ и отзывчивое тело в плане фитнеса-подкачанности. Но еще у меня с детства склонность к тахикардии, страхам и фантазиям. Я уже потом стала анализировать происходившее с собой и пришла к выводу, что склонность к панике у меня была всегда. В детстве меня чуть ли не до пятого класса забирали из школы — я по необъяснимой причине боялась ходить одна.

Еще, лет до 11-12 я никогда, никогда-никогда не оставалась дома одна. И когда я была только с бабушкой и дедушка что-то задерживался в магазине, а родители были на работе — мне становилось очень не по себе.
Если вам как-то плохо и страшно сейчас — вспомните свои страхи из детства и себя вообще. Все мы уникальные. Кто-то обожает сладкое, кто-то кислое, кто-то слушает рок, а кто-то техно… склонность паниковать и бояться при определенных обстоятельствах может быть просто вашей человеческой особенностью.


2. Проблема.
Мне становилось плохо на улице. Или иногда дома. Мне становилось так плохо, что мне казалось, я сейчас умру. У меня поднималось давление (рекорд 180100, но в больницу меня забрали как-то и с 15090), я не могла нормально дышать, дико колотилось сердце (до 150 ударов в покое) и, казалось, еще немножко и я просто улечу, уплыву. По степени противности и интенсивности это состояние можно сравнить с острой, невыносимой болью в животе, например. Это не такое что «ой, я испугалась» — ты не в состоянии контролировать это. И это можно сравнить с очень интенсивной болью, деваться от которой некуда. То есть это как все то, что ты чувствуешь, когда тебе больно — туман в глазах, почти тошнит, сердце, «прекратитеэтонемедленно», но источника нет. Приступ приходит на ровном месте, тупо — застает врасплох в самых непредсказуемых ситуациях. Голова не соображает, в глазах все плывет, сердце захлебывается и это так ужасно и мерзко, так противно и страшно, что словами не передать.
Но это лишь часть проблемы. Напугавшись приступа, начинаешь опасаться его повторения.
Вот это изводило меня годами, превращая в инвалида, не способного выйти на улицу. Начинаешь любой ценой избегать тех мест и обстоятельств, где может стать плохо и никто тебе не поможет.


ерва, я перестала выходить куда-то одна. Когда рядом был взрослый человек, способный позвать врачей и не бросить меня умирать — я могла спокойно жить, гулять и чувствовать здоровой. Но стоило мне остаться одной — скажем, в лифте.. или в серьезный овертайм в крыле офисного здания где ты точно знаешь никого нет — ОНО начиналось. На пустой трассе. В метро среди незнакомой равнодушной толпы:) В пробке на мосту, когда понимаешь, что «скорой» сюда не пробраться.
В моменты обострений, открытые безлюдные пространства пугали меня с такой силой, что мне казалось, если бы меня вывезли, скажем, в лес или чисто поле и оставили там — я бы умерла в первые 10 минут.
Я пыталась как-то работать с собой — заставляла себя раз за разом ходить на работу, спускаться в метро, ездить в лифте, но легче не становилось. В какой-то момент к тахикардии добавились экстрасистолы. Вот это было страшно! Мое сердце начало «икать», сбиваясь с ритма. Я с трудом соображала, что происходит, меня положили в кардиологическое отделение близлежащей больнички, но быстро отпустили, так как сердце после десятков обследований продолжало быть здоровым:) Но карточку в ин-те им Стражеско я, конечно имею:)))
Но и сами приступы это еще не все.
У меня была страшная слабость, упадок сил такой степени, что даже расчесываться было тяжело! Даже поднять руки, надевая свитер — было тяжело. У меня не было сил. Я пыталась есть и спать- но сил не прибавлялось.

том я в какой-то момент выходила в затишье с паническими атаками и могла даже ездить в метро и водить машину ночью — но меня просто не было. Это было странное такое состояние «меня нет». Мне было глубоко все равно, скажем так. Я производила вполне цветущее и миловидное впечатление, мне было 26 лет и мне было все равно. Это было как вот… вот есть реальность, есть картинка в телевизоре, и есть бегущая строка или титры. Вот я была — титрами. Как-то так. У меня не было мечт, у меня не было желаний, у меня не было боли или разочарований. Я могла не есть, например. И не спать. И это было как-то даже комфортно — ну, в плане, что мне было все равно. И если, скажем, не ехать одной в метро и не ходить в крыло офисного комплекса, где никого нет — то можно было вполне себе жить. Но когда зависимость от «поводырей» перешла все разумные пределы, когда я поняла, что происходит что-то ужасное, и что страх не отпускает меня уже даже дома и что «скорые» приезжают уже даже в офис — я отправилась к врачу.

3. Приступы, частота и тд

Сезон 1
(у меня не бывает так, что был один приступ и потом все прошло — все начинается стремительно и длится до года. угу. Или даже больше)
Первый раз со мной это случилось в 1998 году, мне было 17 лет, у меня был трудный период в жизни, я была дома одна, мне вдруг стало как-то… плохо, непонятно. Я позвонила маме на работу, но она не брала трубку.


я решила поехать к ней, был конец дня, я решила пройтись, уверенная, что станет лучше. И на Крещатике поняла в какой-то момент, что сейчас просто упаду. Зашла в магазин «Украинский сувенир», сползла по прилавку, смутно все помню, приехала «скорая» и откуда-то моя мама, все страшно перепугались.
Весь 1999 и частично 2000 я талантливо скрывала свою проблему. Я вела активную ночную жизнь, работала… но НИКОГДА не оставалась одной. К бабушке на 6-й этаж ходила пешком.
Что помогло, как прошло: беременность. Я поняла, что совершенно здорова. И все страхи ушли.

Сезон 2
2002-2003
На ровном месте, здоровая и счастливая шла с коляской в р-не Севастопольской площади и тут поняла — оппа. Не могу дальше идти. Мобилки тогда не было. Короткими отрезками, от лавки к лавке переместилась к аптеке, оттуда позвонила, чтобы нас забрали. Мысль потерять сознание с коляской с ребенком — была ужасной.
Я не выходила на улицу вообще. Очень болела спина к тому же.
Что помогло: беременность.

Сезон 3
2006-2007
Самый жесткач. Все началось в автомобиле с родителями и детьми по дороги с дачи. Вдруг, на ровном месте, после хорошего спокойного дня, я вдруг поняла — ой, оппа. Свернула на обочину. Отдышалась. Пробую ехать — неа, не в состоянии вести машину. Ну, так как на механике никто не ездит, кроме меня — конечно, доехать пришлось. Вся мокрая, зеленая, трясусь. И это началось на долго. На Новый 2006 год загадала желание — чтобы это прекратилось скорее, уже знала, что ждет.
Что помогло: психиатр, но не сразу


Сезон 4
2012
Я сильно болела и «оппа» стало случаться во всяких разных любимых местах, смешиваясь с астеническим синдромом, но я занималась медитацией и меня уже не так «колбасило». Можно сказать, 4-го сезона и не было — мое поведение и самоощущение во время ПА было уже качественно другим.
Хотя сами ПА не стали менее противными. За последние пару лет их было две:
— когда начался Майдан, мы спустились в метро и тут я поняла, что сейчас упаду
— когда жарким летом мы с сыном ехали в метро и я поняла, что сейчас потеряю сознание
в первом случае оно само прошло, во втором взяла сына за руку, чтобы не улететь и сьела анаприлин.

4. Лечение

Мне помогли две вещи: психиатр и медитация.
Но еще я, конечно, прошла исследования:
— анализы крови со всякими формулами
— кровь на сахар и гликолизированный гемоглобин (чтобы наверняка)
— три гормона щитовидной железы

— ЭХО и ЭКГ, еще на меня в каждом сезоне цепляли холтеровский монитор, эта штука снимает ЭКГ круглосуточно, чтобы «поймать» и записать приступ. С экстрасистолами я носила монитор с присосками несколько дней и отправляла им результаты в больницу прямо по телефону.

— УЗИ всего, чего только можно. И я даже глотала зонд.


Получив «здорова» по всему этому, отправилась к психиатру.
Мне нужен был именно психиатр с опытом работы в профильном учреждении, никакой ни психолог, консультант и тому подобное:) Я нашла такого врача и очень ей благодарна.

Мне диагностировали депрессию и выписали серьезные лекарства (я их сознательно не принимала)
А! Лекарства! Кардиологи-терапевты выписывали атф-лонг и панангин (или аспаркам) + успокоительное, но не корвалол, от него мне становилось хуже (майтэ на увази:))) Корвалол — бессмысленное и беспощадное лекарство, как по мне:)
Новопассит, глицесед — фигня, не помогает ни разу вообще.
Я выруливала на смеси боярышник+валериана+пустырник.
И анаприлин — потрясающее лекарство, бетаблокатор, но на него подсаживаешься, потому я принимала его только в разгар самых беспощадных ПА. Много лет, куда бы я не шла — анаприлинчик был со мной.
Адаптол — не брал.
Гидазепам — ужасно, мозг не успокоен ни разу, но реакции заторможенные, тело вялое, разве что для ощущения контраста, что может быть и хуже:)

Так вот.
Психиатр мне помог.
Но не сразу. Учтите этот момент. Помочь себе можете вы, и только вы. Не «скорая», не таблетки (хотя, говорят, если вы найдете «свои», то с ними все станет намного проще — проще вернуться к своему «исходнику», центрироваться и так далее).
Я отходила 10 сеансов. И эффект лишь слабо-слабо стал прощупываться.
Это ж как любая болезнь, как рана — оно должно зажить. Имейте в виду и не огорчайтесь, когда исцеление не наступит за пару дней. В общей сложности я выбиралась где-то полгода. И окончательно победила свои «психи» через год после обращения к психиатру. Порванные связки заживают примерно столько же.


Медитация мне помогла объемнее и глубже. Раньше, когда становилось плохо, я впадала в панику — куда бежать? что делать? Сейчас у меня есть некий внутренний наблюдатель, который всегда на месте и которому не плохо и не страшно. Когда накатывает, я просто концентрируюсь на особой точке внизу живота, и ощущая ее — как бы цепляюсь за реальность, не уплываю. Под таким «наркозом», кстати, прошла очень неприятную процедуру бронхоскопии — это когда в дыхательные пути засовывают проволоку с камерой и смотрят состояние бронхов. Нужно глубоко и сильно «вдохнуть» эту штуку. Представили? Слабо? И вот у меня все получилось:))) (просто общий наркоз мне не делали никогда в жизни и его я боялась еще больше) Так что какое тут метро после такого опыта:))) какой лес:)))

Еще мне помогло отслеживание состояний своего организма и корректировка поведения. То есть если боишься, то в лес, пожалуй, действительно ночью не ходить:)

5. Советы как с этим жить
1. ВСД и ПА это не враг, которого нужно победить, это просто часть вас и потому примите себя, не воюйте с собой, не чувствуйте себя «особенным» или «ущербным» с этой особенностью. Это как родимое пятно. От него нельзя избавиться бесследно и с ним мы родились. Просто живите и не парьтесь. Если чувствуете, что сегодня, наверное, в метро может накрыть — езжайте автобусом или оставайтесь дома.


2. Я советую вам настроить очень четкий режим дня. И обязательно вовремя есть и высыпаться. Есть нужно потому, что если у нас кончается глюкоза — нам становится плохо и это может спровоцировать ПА . Если мучает бессоница, то не спите до утра, не спите днем и просто ложитесь спать вовремя на следующий день. Да, вот так. День перемучаетесь, но зато сон наладитсяю У меня работает безотказно. Почему так важно есть и спать? потому что когда нам, дистоникам, хоть чуточку «хреново» — ПА вылазят как миленькие. Меня, например, здорово штормило после каждой пневмонии, но я понимала, что это просто ответ нервной системы на истощение, лекарства и тд. Нужно переждать. И не истощаться! кто-то может — а мы с вами нет! Кто-то спит по 4 часа в сутки и бегает по утрам, а мы с вами — не можем. И ничего страшного в этом нет.
Если у вас стресс — «выспите» его. Сон — мое самое любимое лекарство и профилактика.

3. Спорт. Идеально — бег или йога. Тут ноу комментс, сами все понимаете) Только контролируйте пульс, но не занимайтесь под анаприлином! Если не будете хотя бы долго ходить пешком — не выздоровеете, тут без вариантов.


4. Работа с умом. Будьте внимательны. Занимайтесь такими практиками, которые позволяют развить внимательность. Это поможет вам не зацикливаться на своем состоянии, не подпитывать его, а в моменты ПА не сильно вовлекаться. Как сказал один из учеников Цокни Ринпоче «я понял, что я — это не мой страх, что я — это не моя печаль»…
Став внимательными, вы скорее всего еще и научитесь избегать такие ситуации, после которых вам может стать плохо.

Источник: www.liveinternet.ru

Виды тревожных расстройств

1. Генерализованное тревожное расстройство.

В основе этого подвида невроза лежит устойчивая тревога, ставшая доминантой в жизни пациента. Обычно хронической тревоге сопутствует ряд соматических симптомов: головные боли с тошнотой и головокружением, суетливость и нервозность, смутное ожидание какого-то несчастья и неспособность расслабиться, забыть о тревожащих факторах хоть ненадолго. Клинические проявления — тревога, напряженность и патологическая активность. Расстройство получает развитие в виде панического невроза либо невроза навязчивых состояний.

2. Тревожно-депрессивное расстройство.

В психиатрии его также называют астено-депрессивным синдромом. В основе лежат сразу два краеугольных камня: тревога и депрессия. Беспокойные мысли, расплывчатые образы, угрожающие благополучию пациента, терзают его на фоне общего сниженного эмоционального тонуса. Панические атаки являются закономерным сценарием развития при отсутствии лечения. В начале работы с пациентом клиническое интервью помогает врачу увидеть полную картину и определить глубину и силу болезненного состояния.


3. Обсессивно-компульсивное тревожное расстройство.

При данном виде невроза пациенты страдают от навязчивых идей и мыслей — так называемых обсессий. Содержание обсессий — мрачное, гнетущее. Это мысли о смерти, катастрофе или конце света, об уходе из семьи или измене супруга, о выкидыше (у беременных женщин). Пытаясь самостоятельно избавиться от негативных мыслей, пациенты-невротики изобретают произвольные действия, не имеющие бытового смысла, носящие ритуальный характер, назначение которых — предотвратить материализацию обсессий. Эти действия получили названия компульсий.

Виды панических атак

На фоне тревожных расстройств у пациентов то и дело проявляются приступы паники. Наиболее распространенные виды панических атак — спонтанные, конкретные и ситуационные.

Спонтанные панические атаки

Спонтанные панические атаки характеризуются тем, что возникают, казалось бы, на ровном месте. Психотерапевту трудно установить причину, отследить пусковой механизм, который привел панику в действие. Человек не знает, почему с ним случился приступ.

При генерализованном тревожном расстройстве спонтанные панические атаки нередки. Они случаются часто, внезапно и без причины. Вернее, причина есть: это застарелое, ставшее базовым чувство тревоги, пустившее длинные корни во внутреннюю жизнь человека. Все, что угодно, любой увиденный образ может всколыхнуть слой тревоги, и он, как болото, тут же засасывает человека в омут ужаса и паники.

Также спонтанные панические атаки могут встречаться и при обсессивно-компульсивном, и при тревожно-депрессивных расстройствах.

Ситуационные панические атаки

Проще всего выявить причину ситуационной панической атаки, поскольку она, как правило, лежит на поверхности.

Ситуационной атаке всегда предшествует некое пусковое событие. Например: прогремел взрыв в метро, когда молодая женщина Ю. ехала с работы домой. Она спускалась на эскалаторе, когда на станцию пришел покореженный поезд… Женщина почувствовала страх, панику, удушье и быстро поднялась наверх. На следующий день она попросила у начальника отгул. Еще через день Ю. отправилась в метро на работу. Вдруг в ее вагон вошел бородатый мужчина с рюкзаком. Когда поезд оказался в тоннеле, у Ю. начался приступ. Впоследствии панические атаки повторялись. Ю. потребовались сеансы психотерапии, прежде чем она снова смогла пользоваться услугами метрополитена.

Ситуационные панические атаки нередки при тревожно-депрессивных расстройствах, особенно в тех случаях, когда депрессия носит экзогенный, а не эндогенный характер (обусловлена внешними событиями, а не внутренними, физиологическими или гормональными изменениями). Однако и в случаях генерализованного и обсессивно-компульсивного тревожных расстройств этот вид панических атак нередко встречается.

Конкретные панические атаки

Наконец, конкретные, или условно-ситуационные панические атаки всегда спровоцированы химическим или биологическим фактором. Это может быть: алкоголь, наркотик, отравление, менструация у женщин. Данный вид панических атак возникает независимо от наличия или отсутствия тревожного расстройства. Однако если речь идет не о химическом воздействии, а о физиологических изменениях, особенно у женщины, вызванных менструацией, беременностью или климаксом, то не исключено, что конкретные атаки данного вида являются сигналом начала того или иного невротического расстройства тревожно-фобического спектра.

Панические атаки как спутники тревожных расстройств

Панические атаки — невеселые спутники тревожных расстройств, отягощающие и без того незавидное положение пациента. Они протекают на фоне невроза интенсивнее и болезненнее, чем панические атаки у человека, которого условно можно назвать здоровым. Все симптомы обострены, очень выражена тахикардия и аритмия, отмечается обильное потоотделение, сильная дрожь, рвота, диарея и долгий период слабости с обессиленным лежанием в постели после приступа.

Первые панические атаки при тревожном расстройстве служат для невротика сигналом: он серьезно болен! Панические атаки вызывают страх, депрессию, тревожное ожидание последующих приступов. Жизнь пациента отныне подчинена приступам паники. Если пациент осознает, что страдает невротическим расстройством, то паническая атака сообщает ему о том, что у него — не невроз, а гораздо более тяжелое психическое заболевание! Возможно, маниакально-депрессивный психоз.

Лечение тревожных расстройств на сегодняшний день проводится медикаментозными (лекарственными) либо немедикаментозными (психотерапевтическими) средствами.

В ортодоксальной отечественной медицине еще сравнительно недавно отдавалось предпочтение терапии лекарственными препаратами. Сегодня к психотропным средствам при лечении панических атак относятся с гораздо большей осторожностью.

Врач-психиатр при лечении тревожных расстройств назначает препараты взвешенно, чтобы избежать привыкания к ним пациента. И отменяют их поэтапно, по схеме, путем уменьшения дозировки.

При панических атаках в отечественной традиционной медицине обычно назначают транквилизаторы (в первую очередь, феназипам), а также барбитураты (корвалол, запрещенный почти во всем мире валокардин). Хорошо, если врач догадается прописать пациенту травяной сбор, содержащий противодействующие панике ингредиенты: зверобой, валериану, мяту, лаванду, дягиль в различных сочетаниях. Однако любые травяные сборы обладают отсроченным действием, и поэтому большинство врачей считают их малоэффективными в подобной ситуации.

При тревожно-депрессивном расстройстве обычно назначают антидепрессанты. Большинство пациентов приобретают сильнейшую зависимость от них. Да и действие этих лекарств — «накопительное»: сначала в организме должна скопиться определенная доза, то есть должно пройти несколько дней приема, а потом уже начинает проявляться результат. В случае с паническими атаками, когда пациенту, уповающему на лекарства, хочется быстрого результата, антидепрессанты малоэффективны. К тому же, эффективные при депрессии, паническое состояние они могут только усилить.

Самый мягкий из антидепрессантов — «Негрустин», но и его рекомендуется применять в случаях, когда невротическое расстройство вызвано внешними причинами (произошла авария, кто-то умер).

Дозировка препаратов при тревожных расстройствах зависит от тяжести состояния пациента, от интенсивности панических атак и от общего тонуса больного. Следует отметить, что есть пациенты, которые даже при самых неприятных невротических симптомах отказываются принимать лекарства, боясь привыкания и зависимости от препаратов на всю жизнь. С этими пациентами приходится выбирать другие методы лечения.

Есть также и доктора, которые больше верят в силу психотерапии, во врачевание словом и психотехниками, нежели в «чудодейственные пилюли». К слову сказать, наиболее прогрессивные психотерапевты заявляют о том, что в лекарствах нет необходимости.

Психотерапия предлагает богатый, выработанный десятилетиями арсенал средств помощи при панических атаках. Это и когнитивно-поведенческая, и позитивная, и гештальт терапия, и экзистенциальный анализ, и психоанализ, и арт-терапия.

Стоит остановиться подробнее на таком методе, как логотерапия Виктора Франкла (что в переводе означает «врачевание словом»). Франкл уверяет: слово несет целительную силу. Слова проникают в подсознание и оказывают воздействие на самом глубинном уровне, затрагивая никому не видимые и никем не познанные подструктуры личности.

На этом принципе основано врачевание с использованием аутогенной тренировки.

Мантры для лечение приступов паники

В последние годы все больше выходит на первый план лечение панических атак с помощью мантр. Существует много мантр, в их числе есть несколько популяризированных до такой степени, что их с легкостью можно найти в интернете. Особой известностью пользуется мантра под названием «Со-хам». (Вдох — «Со», выдох — «Хам»). Выполняется она достаточно просто. Главная задача — услышать вибрацию воздуха в своем звуке, слить вдох и выдох, и оба звука воедино.

Помимо глубинного воздействия на организм человека в целом, которое приписывается мантре как уникальному ритуалу, она нормализует дыхание и отвлекает человека от симптомов паники. А техники отвлечения — самый эффективный метод преодоления панической атаки.

Лечению мантрами хорошо поддаются не только сами панические атаки, но и тревожные расстройства как таковые. В дальнейшем, освоив несколько мантр, можно будет перейти к техникам медитации и йоги, что наверняка поможет изменить сознание, очистить разум от тревожных мыслей и навсегда выйти из-под власти невроза.

Источник: panicheskie-ataki.com

Век тревожно-депрессивных расстройств

Почему панические атаки, депрессия, биполярные расстройства и даже шизофрения популярны в наше время? 

За последнее столетие были определенные пики моды на психические расстройства. В конце 19 и начала 20 века была актуальна хандра, сплин, образ романтического героя — это помогало выделяться из толпы. После пошла тенденция на учение Зигмунда Фрейда, что вызвало моду на истерию. Начались эксперименты с психотропными препаратами и ЛСД. Потом интерес переключился на образ модели Твигги — возникла мода на анорексию и булимию, которая продолжается по сей день. 

С 1990-х годов популярным стал нарциссизм. Образ успешного человека, который сделал себя сам. И сейчас отличная демонстрация этого происходит через сторис в Инстаграме. Например, известные люди выставляют на показ подробности интимной жизни. СМИ и социальные сети способствуют продвижению образа человека, который всегда находится в приподнятом настроении, занимается самолюбованием (селфи каждые три минуты) и бесконечной самореализацией, все комментирует, во всем участвует. Такая эра «эффективной эффективности» и «успешной успешности». 

Этому благополучному образу, как говорит Скляр, соответствует только человек с маниакально-депрессивным психозом. «У него бешеная активность, — поясняет врач, — минимум сна, огромное количество успешных проектов — и это невозможно. Человек ограничен в своих возможностях, в возможностях нервной системы. Многие люди из-за этого насаждаемого культа, к сожалению, начинают страдать тревожно-депрессивными расстройствами, потому что все не успевают, всему не соответствуют». Но что-то «не так» тут с человеком, который считается идеальным, а не наоборот.

Депрессия и панические атаки

Психическое расстройство — это неблагополучие, определенное сочетание анормальных мыслей, представлений, эмоций, поведенческих реакций и отношений с окружающими. Но выходит так, что скорость жизни и романтический ореол вокруг подобных недугов заставляют нас погружать себя в состояние, близкое к реальному расстройству, или мысленно подогревать его развитие. Например, при малейшем расстройстве говорить, что у вас депрессия. Или перед важным событием называть волнение паникой. Это очень опасная тенденция, считает Скляр.

Наука обросла мифами

Популярность психических расстройств — это одна сторона проблемы. Другая — распространение мифов о них. Недостаточно информированные люди придумали множество сказок, которые тоже нужно учесть и отбросить, чтобы иметь возможность помочь себе и близким, столкнувшимся с расстройством, поясняет Майя Скляр. 

* Психические расстройства не возникают у детей и подростков.

Это неправда. Подростки очень часто берут это модное веяние и наклеивают на себя ярлыки.

* Депрессия — это признак лени

Скляр: «Вроде „Соберись, тряпка. Расклеился там. Иди, займись делом и тогда будет тебе счастье“. Человек — в депрессии, у него нет душевных и моральных сил делать вообще что-либо. Для человека любое действие, даже повседневное, — это огромная затрата. Встать с кровати — то же самое, что двухсот килограммовую штангу поднять».

* Все люди с психическим расстройством — агрессивны и опасны.

Скляр: «Лишь единицы людей с расстройствами в мире представляют какую-то опасность для окружающих, тем более, если они принимают препараты и наблюдаются».

Депрессия и панические атаки

Итак, с психическими расстройствами могут столкнуться все. Это действительно проблема, но она решается. И все же, как отличить драматизацию от реальных симптомов, и как с ними справляться? Врач пояснила на примере панической атаки и депрессии.

Паника, паника, паника

Паническое расстройство характеризуется возникновением панических атак. Без какой-либо причины запускаются вегетативно-сосудистые кризы. Причины нет — искать ее бесполезно. Паническая атака появляется на пустом месте. Любой стресс, физическое недомогание и жизненная ситуация, выходящая за рамки привычного, могут запустить расстройство.

Скляр: «Панические атаки — самые популярные психические расстройства. Эта „успешная успешность“, это стояние на цыпочках сильно изматывает ресурсы человека. Как ни крути, у нас существует симпатическая и парасимпатическая нервная система».

Если проще, то существует кора головного мозга и, так называемое, миндалевидное тело, ядро. «Когда происходит какая-то опасная или угрожающая жизни ситуация, то оно начинает сигнализировать организму, который ведет себя определенным образом. Выделяются гормоны стресса: кортизол, норадреналин, адреналин. Те, кто переживал паническую атаку, знаю, что это такое. Когда тебя просто «колбасит». В кровь выделяется такое большое количество адреналина, что ты не можешь с этим справиться, и начинаются все физиологические реакции, которые только можно представить», — говорит Майя.

Как с эти справляться? По словам Скляр, самая лучшая тактика — ничего не делать. Паническую атаку нужно пережить. Никакие антидепрессанты при панических атаках не помогают, вспомогательные препараты ни на что не влияют. Когда в кровь выбрасывается адреналин, сосуды реагируют так: они спазмируются.

Скляр: «В организме — около пяти литров крови, сердечку надо это прокачать. Оно через небольшую дырочку спокойно себя качает. Как только сосуд сужается, сердцу через вот такую дырочку (показывает более узкое отверстие — прим.редактора) надо прокачать тот же объем крови. Что будет с сердцем? Усилится сердцебиение. А у людей сразу мысли, что с ними что-то произойдет. Сосуды сузились, сердце колотится, воздуха не хватает. Человек начинает тревожиться, поверхностно дышать. По факту, в кровь поступает меньше кислорода. Тут начинает преобладать углекислота, которая попадает в миндалину и ее стимулирует. И все остальное запускается».

Чтобы стало легче, надо просто сесть, расслабиться и глубоко дышать. Препаратами только закрепится этот «порочный» круг. «Панические атаки лечатся за три сеанса и без препаратов», — добавила психотерапевт. А возникают они в основном в молодом возрасте.

Депрессия и панические атаки

* Паническая атака совершенна не опасна (это нормальное физиологическое состояние человека).

* Убежать не получится (любые действия, что вы предпринимаете, бесполезны).

* Имеет смысл намерено попадать в ситуации, что вызывают панику (если боимся лифта — ездим в лифте).

Уход в себя

Теперь о депрессии. Начнем с того, что это психическое расстройство. Оно бывает трех степеней: легкое, среднее и тяжелое. На легкой или умеренной стадии основным выбором лечения становится только психотерапия. Антидепрессанты — это вторичная терапия наряду с постоянной психотерапией.

Скляр: «Как мыслит человек в депрессии? Очень негативно. Все в мрачных тонах, красках. Даже опыт, что он пережил в прошлом, расценивает, как нечто ужасное. И вот с этими мыслями можно работать».

Когда человек находится в депрессии, он любую ситуацию будет воспринимать негативно. Психотерапевт добавила, когда идет работа с мыслительным компонентом депрессивных расстройств, меняются мысли и настроение. Депрессия — заболевание, которое дестабилизирует человека. Ей страдает огромное количество людей. Просто многие из них боятся обращаться за помощью.

Скляр: «Если вы замечаете какие-то признаки у близких или у себя — сниженное стойкое настроение не менее двух недель, бессонница, поверхностный сон, отдых не приносит энергии, апатия — то следует обратиться к врачу, это депрессия. Она может запуститься любым психотравмирующим событием или без видимых причин (если это биологическая предрасположенность)».

Депрессия и панические атаки

Самое ужасное, что может случиться с человеком с депрессией — это суицид. Если человек говорит о нем, то это не демонстрация или шантаж, печальный исход действительно может случиться. А зачастую и манипуляции оборачиваются «завершенным» суицидом. На такие вещи точно нужно обращать внимание. «Это не просто слова, человеку явно нужна помощь. Никогда нельзя оставлять его одного. Если вы с ним просто поговорите, то у него возникнет состояние безопасности, что хотя бы один человек находится рядом и с ним переживает», — подчеркивает Майя.

Психотерапия в трех буквах

Помощь может быть разной. Например, когнитивный психотерапевт занимается реструктуризацией мыслительного процесса. «У нас есть схема „А-В-С“. „А“ — это ситуация, что происходит с человеком. „С“ — его реакция. Когнитивный психотерапевт меняет  вместе с клиентом его мысли (В) по поводу той или иной ситуации. И как только поменяется мысль, поменяется и реакция», — поясняет Скляр. 

Например, случилась паническая атака. Если человек начинает переживать, что это страшно — произойдет соответствующее информирование. Надо помочь человеку изменить его восприятие ситуации так, чтобы он смирился  атакой и успокоил свой организм. Тогда паники будет меньше.

В целом — психотерапевта нужно выбирать как любого врача: по отзывам, по знакомым, по способности внятно отвечать даже на самые каверзные вопросы. Врач советует изучить информацию: от образования до места работы. Поскольку сейчас в сети развелось большое количество гуру-психологов. И еще больше коучей. По мнению спикера, личностные тренинги — это самая опасная история. Часто они создаются людьми, которые не имеют ни психологического, ни медицинского образования. Но на самом деле чтобы стать коучем, нужно пройти квест для получения корочки. Таких людей мало. 

Депрессия и панические атаки

«За время работы в отделение кризисных состояний поступало много людей с поломанной психикой после этих тренингов, — рассказывает когнитивный психотерапевт, — Восстановить их ничем не могли, они по несколько месяцев лежали. Есть один тренер, который женщинам вбивает в голову некие установки, как найти богатого и успешного мужчину. Так вот у нас пролежало около десяти девочек после этих жутких тренингов. Они не могут уже на протяжение нескольких лет нормально относиться к мужчинам. У них нарушена психика, способность устанавливать межличностный контакт с мужчиной». Тренеры не несут ни моральной, ни административной ответственности. Никто не задумывается о последствиях. 

Врач советует обратить внимание на собственные ощущения. Не стоит продолжать работу, если специалист даже по духу вам не подходит. Иначе это неэффективная трата времени и денег.

Источник: itsmycity.ru


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.