Курпатов панические атаки и невроз сердца


Я волнуюсь и переживаю за всё. Посоветуйте лёгкое успокоительное! Это частая ситуация на приеме у невролога. Разбираемся вместе. 🎓

Обычно под лёгким успокоительным подразумевают препараты на основе трав, всякие капельки и гомеопатию (но не только): валерьянка, пустырник, пион, корвалол, ново-пассит, персен, афобазол, адаптол, глицин, Тенотен, неврохель.

Это препараты с недоказанной эффективностью. Кроме того, «капельки» могут быть опасны: например, корвалол и похожие на него валокордин, валосердин угнетают дыхательный центр и вызывают зависимость за счёт входящего в них фенобарбитала.

Что делать?


Во-первых, пройти обследования для исключения органической патологии и оценить уровень тревоги.

Во-вторых, посетить грамотного психиатра/психотерапевта.

Рассмотрим самые частые варианты проявления тревоги.

Панические атаки

На человека накатывает волна страха, что сопровождается сердцебиением, повышением давления, затруднением дыхания, головокружением, потливостью, мурашками.

Если при панической атаке вы выпили валерьянку, и через время у вас все прошло, это не значит, что валерьянка помогла. Это просто паническая атака закончилась, она не длится вечно. Цель лечения — добиться, чтобы панических атак больше не было. «Лёгкие успокоительные» этого не могут сделать.

Генерализованное тревожное расстройство

Проявляется постоянным беспокойством и напряжением. Лечить генерализованное тревожное расстройство «лёгкими успокоительными» — все равно, что прикрывать рану салфеточкой и делать вид, что раны нет. Человек может испытать непродолжительное улучшение, но проблема тревоги никуда не делась.

Лечение


Паническая атака и генерализованное тревожное расстройство лечатся психотерапией и антидепрессантами, бывают необходимы транквилизаторы коротким курсом. Иногда можно обойтись только психотерапией без таблеток!

Если принято решение о приёме антидепрессантов, то лечение должно быть длительным — несколько месяцев. Просто принять таблетку успокоительного (без разницы «лёгкого» или «тяжёлого») и больше ничего не делать до следующей панической атаки — плохая идея!

Еще

Если генерализованного тревожного расстройства и панических атак у вас нет, ваша тревога возникает лишь в стрессовых ситуаций (экзамен, выступление, важные событие), все равно лучше посетить хорошего психиатра психотерапевта и обсудить с ним вариант коррекции.

Иногда проблема оказывается глубже, чем изначально предполагалось. Из медикаментов могут использоваться транквилизаторы, бета-блокаторы. Применение транквилизаторов ограничено побочными эффектами, а бета- блокаторы имеют слабую доказательную базу.

Если вам помогает валерьянка и аналогичные препараты, можете считать их вашим персональным плацебо. Часто эти препараты эффективны у особо внушаемых пациентов. Кроме того, помогает спирт, входящих в состав настойки. Нужен ли вам спирт перед экзаменом? Так что психотерапия хороший вариант решения проблемы.

Источник: yandex.ru


Каждый из тех, кто получил в свое время диагноз вегетососудистой дистонии, по всей видимости, замечал то смущение, с которым врач выдает пациенту этот свой вердикт. Человек, имеющий в своем распоряжении столь богатую коллекцию симптомов и не знающий об их подлинном происхождении, разумеется, считает, что врач должен, просто обязан найти у него какое-нибудь серьезное сердечное (или, на худой конец, какое-нибудь еще) заболевание. Ну хоть что-то! Видимо, именно с этой целью и был придуман, на самом-то деле, этот «зловещий» диагноз «вегетососудистая дистония» – страшно, непонятно и звучит угрожающе [5] . Другого объяснения этого, с позволения сказать, диагноза просто нет!

Так или иначе, но смущение врача понять можно, ведь ситуация на самом деле дурацкая. Вы только подумайте: здесь не врач пытается убедить больного в том, что он болен (так это обычно происходит, когда дело касается реальных болезней), а больной требует от врача, чтобы тот наградил его диагнозом. И кажется человеку, страдающему ВСД, что если врач какой-нибудь «страшный» диагноз ему поставит, то сразу станет нестрашно. Ведь если понятно, что у тебя за болезнь, то, значит, и лечить ее можно. А пока неизвестно какая, то и лечения правильного не будет. Сколь же велико это заблуждение!

В действительности, если у вас диагностировали серьезную сердечную патологию, то скорее всего, это заболевание хроническое, и лечение его, соответственно, носит лишь вспомогательный характер, т.


вылечить такую болезнь невозможно, а если что и в силах врачей – так это уменьшить ее проявления да замедлить ее ход. То есть ничего обнадеживающего в настоящей сердечной патологии нет, тогда как диагноз вегетососудистой дистонии означает буквально следующее – беспокоиться не о чем, будете жить долго, хотя и мучительно. Последнее уточнение, впрочем, действует только до тех пор, пока мы не вылечим свой невроз.

Впрочем, я бы хотел рассказать сейчас не о смущении врача, а о том, что его смущает, когда он обследует пациента с вегетососудистой дистонией.

Во-первых, врача, обследующего пациента с симптомами ВСД, смущает отсутствие у него «органической патологии». Наше тело, как известно, состоит из разных органов. Эти органы по тем или иным причинам могут выйти из строя. И это всегда проявляется набором специфических определяемых признаков. Условно говоря, если у вас диагноз язвенной болезни желудка, то врач в процессе своей диагностической работы должен обнаружить у вас эту язву (например, при помощи гастроскопии), а также весьма определенный набор симптомов.

Если же у пациента боли не похожи на язвенные, т. е. возникают в другое время, в другом месте и при других обстоятельствах, кроме того, никак не реагируют на специфическое лечение, то возникают сомнения относительно правильности предполагаемого диагноза. Если же, наконец, язва не обнаруживается при гастроскопии, то понятно, что язвенной болезни желудка у этого человека нет и в помине, а боли, соответственно, связаны с какой-то другой патологией.


Вот примерно такая же ситуация возникает и в случае вегетососудистой дистонии. Многие люди, ею страдающие, полагают, что у них, возможно, есть риск инфаркта миокарда или инсульта, кроме того, они могут подозревать у себя эпилепсию, а в самых замысловатых случаях – миокардит, рак (включая опухоль мозга), СПИД и еще черта в ступе. Но у каждой из этих болезней есть точно такой же «органический субстрат» и точно такой же, весьма определенный, перечень симптомов, и если не обнаруживается ни того ни другого (а последние – симптомы – в строгой комбинации друг с другом), врач, разумеется, данный диагноз выставить своему пациенту не может.

Врач знает, какие заболевания у человека могут быть, и спрашивает на предмет этих заболеваний. В это время в его голове происходит определенная работа: он узнает ту или иную информацию, просеивает ее, выделяет главное, уточняет детали и, если в результате полученный объем данных не соответствует необходимым критериям, с чистой совестью закрывает вопрос.

Совершенно точно так же, как и в приведенном примере с язвенной болезнью желудка, у пациента с ВСД отсутствует специфическая реакция на используемые при предполагаемых тяжелых недугах лекарственные средства. Иными словами, если вы применяете препарат, который не может не помочь в случае определенной патологии, и он не помогает, то соответственно, вам нечего рассчитывать на соответствующий диагноз, поскольку этой болезни у вас нет.


рочем, некоторые люди, предполагающие у себя, например, возможность инфаркта, считают, что им помогает нитроглицерин. Нитроглицерин при ишемической болезни сердца действительно должен помочь, причем он просто обязан сделать это в течение ближайших одной-двух минут. Если же он «помогает» через пять минут, то можно расслабиться – никакой ишемической болезни сердца у вас нет.

С другой стороны, врачей настораживает эффективность таких «сердечных» средств, как корвалол и валокардин, а также феназепам, поскольку все они никакие не сердечные, а психотропные. Соответственно, и вывод здесь напрашивается соответствующий – если помогают психотропные средства, т. е. средства, влияющие на психику, то и заболевание, по всей видимости, по этой части, но никак не сердечное. Со спазмом сосуда, равно как и с его закупоркой, ни один из этих препаратов ничего сделать не может. Если, конечно, они устранят страх и внутреннее напряжение, то сосуды, разумеется, расширятся, правда вот от склеротической бляшки они, в любом случае, не избавят.

Следующий пункт, вызывающий некоторое смущение врачей, это сравнительно молодой возраст пациентов. Дело в том, что та патология, на которую люди, страдающие ВСД, обычно грешат, не возникает в молодом возрасте. А та, что возникает в этом молодом возрасте (кстати сказать, молодость человека, по данным Всемирной организации здравоохранения, продолжается до 40 лет), или не столь страшна, как некоторые думают, или же, к счастью, просто неизвестна подобным диагностам-любителям.


Проще говоря, инфаркта и инсульта в молодом возрасте не бывает. А те люди, что якобы «сгорели» в молодом возрасте под «бдительным оком непрофессиональных врачей», видимо, или действительно имели серьезную патологию, которую нельзя вылечить, но и нельзя пропустить (например, рак крови), или же вообще не появлялись на приеме у специалистов, что к страдающим ВСД никак не относится. В общем, как ни крути, все беспокойства тут и бессмысленны, и неоправданны.

Когда врач говорит: «Вы еще очень молоды для инфаркта», он вовсе не пытается «отбояриться» от своего пациента. Дело в том, что для инфаркта действительно нужен атеросклероз, а атеросклероз – это один из механизмов старения, и раньше чем в 40 лет он просто не запускается. Смерть, по большому счету, – это генетическая программа, можно сказать, что у нас в хромосомах стоит своеобразный таймер, и когда мы пересекаем черту молодости (сорокалетний рубеж), запускается механизм старения. Дальше он начинает медленно раскручиваться, а первые симптомы этой «раскрутки» следует ждать не раньше чем в 50–55 лет [6] .

Наконец, не может не смущать врачей поведение людей, страдающих ВСД. И они ведь действительно ведут себя совсем не так, как обычные больные.


strong>Во-первых, человека, страдающего тяжелой соматической патологией, невозможно заставить обратиться к врачу, в России – особенно. Во-вторых, даже если он каким-то чудом и окажется на приеме у врача, то будет до бесконечности утверждать, что доктор преувеличивает тяжесть его болезни. В-третьих, заставить настоящего больного заняться своим здоровьем, т. е. вести здоровый образ жизни и принимать лекарства, дело немыслимой сложности. С пациентами под рубрикой ВСД подобных казусов, конечно, не случается, поскольку они своим здоровьем обеспокоены, причем патологически.

И самое последнее. Как, вы думаете, поведет себя человек, переживающий, например, настоящий инфаркт, а не вегетативный приступ? Он постарается не двигаться, будет требовать, чтобы его все оставили в покое, и станет наотрез отказываться от вызова «Скорой помощи». Честное слово! Именно поэтому значительное число инфарктов выявляется врачами с помощью ЭКГ на профилактических осмотрах через несколько лет после того, как они случились. Наши люди переносят свои инфаркты на ногах, крепкий у нас народ и нетревожный (в этом смысле, по крайней мере), а вот из-за какой-то ерунды (наподобие вегетативного криза) у нас публика способна из кожи вон вылезти. Ничего не поделаешь – невроз! Причем и у тех и других. Одним надо лечиться, а они к врачам не ходят и лечения не принимают, а другим – не надо, но они все медицинские пороги обобьют и все, что медицина вообще придумала, на себе испробуют. Невроз, одним словом, невроз!

Следующая глава >

Источник: psy.wikireading.ru

Для кого предназначена эта книга?


Вегетососудистая дистония сегодня беспокоит в той или иной степени миллионы людей. Ее опасность не только в то, что она становится постоянной спутницей многих взрослых, но и в том, что достаточно часто сейчас ее диагностируют и у школьников. Страдают ей и большинство студентов вузов. При развитии болезнь и одной из ее проявлений, невроз сердца, могут стать еще более опасными, практически к нулю сведя работоспособность и социальную активность человека.

Доктор дает комплекс советов и решений как бороться с этим недугом века. Книга будет интересна и тем, кого болезнь беспокоит давно, и тем, кто впервые почувствовал симптомы вегетососудистой дистонии, понял опасность, которую несет за собой невроз сердца. Стоит скачать эту книгу, чтобы прочитать, применить и, наконец-то, ощутить, что такое быть по-настоящему здоровым.

Андрей Курпатов пишет, что сейчас такой диагноз может быть поставлен двадцати процентам людей, в принципе обращающихся к врачам за помощью. Тем важнее значение этой работы, прочтение которой поможет избежать многих визитов в медицинские учреждения. При этом стоит отметить, что практикующие врачи не готовы ставить диагноз и лечить от дистонии и сопутствующих ей панических атак. Они просто пожимают плечами и отказываются ставить диагноз и давать рекомендации. Многие участковые терапевты просто советуют смириться с наличием заболевания и дальше жить с ним. Но зачем, если, следуя рекомендациям автора, можно излечиться полностью?


Чем меньше внимания неврозам сердца уделяет официальная медицина, тем ценнее для многих становится книга, которую написал для них известный доктор. Он помогает разобраться в заболевании, отличить психологические причины от физиологических.

Слабость, боли в сердце, скачки давления, недостаток воздуха, задыхания – все эти и многие другие симптомы излечимы, если воспользоваться советами Андрея Курпатова.

Многие больные, которым ставили диагнозы, связанные с заболеваниями сердца, прочитав эту книгу, узнавали, что это всего лишь заболевание нервной системы. После избавления от страхов здоровье приходит быстро. Для многих скачать и начать читать эту работу – это значит, проявить серьезную заботу о своем здоровье, прежде всего, осознав, что многие симптомы имеют чисто нервные причины и легко излечимы.

С точки зрения автора, и сама болезнь, и все ее последствия, включая невроз сердца, являются излечимыми на 100%.

Автор отмечает в своей аннотации к книге, что название, в которое входит словосочетание «панические атаки», подсказало ему издательство. Надо отметить, что книга действительно, больше внимания уделяет именно не обычным последствиям ВСД, а приливам ужаса и паническим атакам, которыми сопровождается дистония, и способам борьбы с ними.

Как пользоваться советами?

Сначала Андрей Курпатов знакомит читателей с основами работы вегетативной нервной системы, основными симптомами ее заболеваний, раскрывает понятие «невроз сердца», потом переходит к советам и практическим рекомендациям. Книга очень легко читается, язык автор не перенасыщен специализированными медицинскими терминами. Легкий юмор, примеры из реальной жизни, рассказы о случаях с реальными пациентами помогают не терять нить повествования.

Для того чтобы книга принесла наибольшую пользу, необходимо:

  • перестать бояться. Наши страхи и панические атаки зачастую обусловлены только физиологией;
  • рискнуть самим поставить себе правильный диагноз и решиться пойти по пути, рекомендованным автором;
  • рачать следить за своими эмоциями, повышать степень психологической безопасности;
  • создавать себе психологический комфорт;
  • лечить психику, а не сердце. При необходимости обращаться к психотерапевту;
  • читать книгу регулярно, возвращаясь к отмеченным местам и повторяя принесшие пользу практики.

При применении советов доктора Курпатова панические атаки и невроз сердца излечиваются в короткое время, не требуя для этого серьезных временных или материальных затрат.

Что следует знать об авторе?

Популярный телеведущий Андрей Курпатов – автор более 10 работ, посвященных различным вопросам влияния психологии на здоровье человека, семейным проблемам, стрессам. Благодаря его советам многим удалось излечиться от беспокоящих их проблем. Он практикует в собственной клинике в Санкт-Петербурге, получая многочисленные позитивные отзывы пациентов. Свой профессиональный практический опыт он обобщает в своих произведениях. Все книги автора легко и читать, и применять. Скачать «4 страшные тайны. Панические атаки и невроз сердца» на нашем сайте можно бесплатно. Кроме того, увидеть доктора и услышать его советы можно в телевизионной программе на 1 Канале.

Источник: myvsd.ru

Причины панических атак

Андрей Курпатов обозначает причину подобных состояний, называя панические атаки соматоформным расстройством. По сути, это синоним вегето-сосудистой дистонии, который начинается с невроза сердца — недуга, не определяемого традиционной медициной, не диагностируемого ЭКГ и другими методами.

Жизнь людей с подобным расстройством доктор считает «драматической».

В книге подробно раскрывается устройство вегетативной нервной системы, которой посвящена целая глава. Эта система состоит из симпатического и парасимпатического отделов, функция которых заключается в «перетягивании каната»: когда одна система активирует работу органа, другая одновременно ее тормозит.

В числе целей каждого живого существа Курпатов видит две основных: насытиться и уцелеть. Обе цели служат тому, чтобы выжить. Симпатическая система мобилизует особь для ее самосохранения, а парасимпатическая расслабляет и обеспечивает покой и питание.

Разбалансировка в работе систем вызывает тревожные состояния, передает человеку сигналы об опасности, которой нет.

Психотерапевт трактует эмоции как результат расслабления либо напряжения определенных групп мышц. Сама трактовка дает богатую пищу для преодоления стресса и паники методами мышечной релаксации. Психологическую, сознательную часть эмоции Курпатов считает всего лишь «верхушкой айсберга». Однако стрессы прочно обживаются у нас в сознании, потому что мы бездействуем. Ведь задача эмоций — диктовать действия (по принципу «страшно — убегай»), а в современной жизни человека их побудительная функция практически не востребована. Если мышечный (действенный) компонент эмоций подавлен, возникает ответная реакция. Она проявляется тревогой, переходящей в панику.

Кто в зоне риска?

В соответствии с этим принципом больше подвержены панике люди с преобладающим симпатическим тонусом — гипертоники (есть еще нормотоники, гипотоники). Впрочем, парасимпатический отдел в панике тоже задействован. Это может проявиться в непроизвольном мочеиспускании, диарее, тошноте и рвоте. У женщин негативным побочным эффектом становится расстройство менструального цикла.

Причинами вегето-сосудистой дистонии могут быть: неврологические болезни (нейроинфекции, травмы головы, алкоголизм): соматические нарушения (болезни почек, надпочечников, сердца, щитовидки); психические заболевания. Почти у всех, кому поставлен подобный диагноз, в России врачи находят массу сопутствующих болячек. На Западе, где психология исторически находится на более высоком уровне, пациента с вегето-сосудистой дистонией сразу направляют в психотерапевтический кабинет.

В США впервые обнаружили подобное расстройство у солдат, вернувшихся с гражданской войны, и обозначили как «синдром раздраженного сердца». Ближе к середине ХХ века ученые поняли, что лечить его надо психотерапевтическими методами. Однако пациенты с симптомами физического недомогания продолжали и продолжают обращаться к врачам.

«Типовой список жалоб» пациента с ВСД

Андрей Курпатов приводит «типовой список жалоб» пациента, страдающего вегето-сосудистой дистонией с приступами паники.

Учащенное сердцебиение. Соответствует нормальному сердцебиению, сопутствующему ситуациям стресса (например, при звуках выстрелов, при виде хищных животных). Нужно не придавать такого большого значения тахикардии, если кардиологические обследования серьезной патологии не показывают.
Перебои в биении сердца, аритмия. Пациенты жалуются, что их сердце «бьется с перебоями», «пропускает удары». Но эпизодические функциональные сбои встречаются и в норме, а человек в состоянии паники придирчиво к ним прислушивается.

Боли за грудиной. Курбатов называет их «бессердечными болями сердца». Отличаются от болей, знакомых всем страдающим стенокардией. При стенокардии боль связана с физической нагрузкой, а у людей с паническими атаками такой зависимости нет. Кроме того, у них нет экранирования болей в левую руку: болит только за грудиной.

Повышение давления. При панических атаках оно никогда не поднимается так высоко, как при гипертонии (например, до 200 или 220). К тому же без атеросклеротического поражения сосудов само по себе повышение давления не так страшно.

Трудности с дыханием. Удушье в момент паники — это не более, чем иллюзия: ведь вокруг не видно ни источников задымления, ни задыхающихся людей. Нужно только оценить правильно происходящее вокруг.

Также приводятся симптомы: головокружение, слабость, мигрени и обмороки (обусловлены мышечным и сосудистым напряжением, угрозы жизни не несут); потливость, жар или озноб (вызваны попытками системы терморегуляции организма приспособиться к изменяющимся условиям, к скорости процессов, протекающих в организме); спазмы мускулатуры и судороги (следствие мышечного напряжения, сопутствующего панике).

Могут ли лекарственные препараты помочь при борьбе с приступами паники

Андрей Курпатов критически отзывается о лекарственных препаратах, «помогающих» людям с атаками, симптоматически воздействующих на них. Валидол он называет «жвачкой с валерианкой», отметив, что пользы от него ничуть не больше. Корвалол, валокардин и другие препараты, содержащие фенобарбитал, запрещенные в большинстве стран, считает «отравой». Транквилизаторы, или бензодиазепины, доктор не рекомендует однозначно. Почему? Феназепам, который так охотно прописывают психиатры пациентам с невротической симптоматикой, снимающий поверхностный уровень тревоги, в дальнейшем начинает сам провоцировать панические атаки. «Седуксен» и другие ему подобные лекарства тоже вызывают стойкое привыкание. У «Грандаксина» побочные эффекты не так выражены, зато и эффект снижен.

Наконец, антидепрессанты действуют постепенно, оказывают длительный эффект и действительно снижают паническую готовность. Однако они тоже имеют побочные эффекты, отменять их нужно постепенно, по схеме. Из числа антидепрессантов доктор рекомендует только «Негрустин», но лишь в кризисных ситуациях, вызванных внешними причинами (смена статуса, смерть родственника).

Ноотропы предпочтительнее всего: они активируют процессы высшей нервной деятельности, повышают интеллектуальную производительность, улучшают качество нервной ткани. «Пирацетам» и «Нейромультивит» оказывают благотворное воздействие на организм человека, страдающего от панических атак.

Однако ни одно лекарство не решает проблему в целом.

Отметая медикаментозное лечение, доктор подводит пациента к необходимости учиться самостоятельно выходить из приступов и контролировать свое состояние. И чем раньше начать обучение, тем быстрее наступит результат.

Преодоление панических атак

  • Нужно понять панику. Основным ключом к исцелению Курпатов считает понимание. Важно самому понимать природу, причины, закономерности протекания вегето-сосудистой дистонии. Не менее важно и понимание других — близких людей, психотерапевта, тех, кто сам пережил подобное.
  • Придется преодолеть страх. Для избавления от панических атак нужно справиться с собственным страхом. Как известно, самая сильная боль вызвана ожиданием боли, а самый серьезный страх — ожиданием страха. Чтобы страх ушел, следует: 1) препарировать его и изучить механизм; 2) выяснить, где «слабые места» в схеме; 3) придумать, как воздействовать на механизм, чтобы его сломать; 4) действовать. Чтобы победить страх, необходимо стать бесстрашным.
  • Разрушить сформированный условный рефлекс. Этот рефлекс уже достаточно стойкий, он срабатывал неоднократно, с ним непросто справиться. Нужно с помощью саморегуляции научиться управлять навязчивыми мыслями, которые запускают негативный механизм паники уже без первоначального раздражителя.

По словам Андрея Курбатова, вегето-сосудистая дистония — это плата человека за невнимание к себе, своей внутренней жизни, комфорту и организации жизни внешней. Он ободряет пациентов: у всех, кто страдал вегето-сосудистой дистонией и паническими атаками, а потом справился с этой проблемой, состояние здоровья лучше, чем у их сверстников, не занимавшихся собой. Ведь эти люди отказались от вредных привычек, приучились тренироваться, вести здоровый образ жизни, бегать по утрам, ходить в бассейн, гулять перед сном. Они научились верить в то, что умеют управлять своим состоянием, и теперь никому не позволят вогнать их в стресс, втянуть в конфликты и дрязги, вызвать сильный гнев или раздражение. Ровное, позитивное эмоциональное состояние, гармония и отсутствие раздрая в душе — вот лучшая профилактика паники и тревоги.

Источник: panicheskie-ataki.com

Итак, Таня оказалась у меня на приеме. Через несколько минут нашего разговора она выказала удивление: «Как так? Не может быть, доктор хорошо понимает ее проблему!» Еще бы, ведь только теперь Таня оказалась у того специалиста, который и должен был заниматься ею с самого начала – у врача-психотерапевта. И когда она стала относиться ко мне как к врачу, а не просто «интересному человеку», мы принялись за терапию. Впрочем, до психотерапии было еще очень далеко. Сначала я доделывал то, что не доделали другие врачи, занимавшиеся ее обследованием и лечением.

Прежде всего я рассказал ей о том, о чем сейчас рассказываю своему уважаемому читателю: что вегетососудистая дистония не является сердечным заболеванием, что все симптомы, которые беспокоили Таню на протяжении этих полутора лет (сердцебиения, колебания артериального давления, чувство нехватки воздуха, боли в области сердца, слабость – общая и в ногах и т. п.), на самом деле – лишь симптомы стресса, телесный компонент ее эмоций и не более того. Длительный стресс, который мучил Таню, действительно, привел к сбоям в работе вегетативной нервной системы молодой женщины, но ничего страшного и непоправимого! Работу вегетатики можно наладить, хотя это, как правило, занимает больше времени, чем выведение ее из строя.

Далее мы подвергли анализу все, что происходило с Таней во время ее «болезни». Во-первых, мы приняли за аксиому, что, несмотря на все ее страхи, случавшиеся с нею приступы никогда не приводили ни к инфаркту, ни к инсульту. Во-вторых, данные ее анализов и различных инструментальных исследований не выявили у нее никакой сердечной патологии. Многочисленные исследования и анализы, на которые способна современная медицина, не могут не найти «отклонений от нормы» и у самого здорового человека. Точность аппаратуры – ядерно-магнитных резонансов, ультразвуков и пункций, томографий и биопсий, мониторингов и разных кардио– и энцефалографов, а также доплеров и холтеров – выдающаяся! А потому всяческие «отклонения» встречаются у каждого, но эти отклонения далеко не всегда свидетельствуют о наличии у человека какого бы то ни было заболевания.

Испугавшая Таню фраза из заключения ЭКГ, гласившая, что у нее «блокада правой ножки пучка Гисса», в действительности серьезно отличается от фашистской блокады города-героя Ленинграда и к ужасам войны никакого отношения не имеет. «Неполная блокада правой ножки пучка Гисса» (а именно так значилось в заключении, сделанном по результатам электрокардиографии) – является «разновидностью нормы», встречается в огромном числе случаев чуть ли не у каждого третьего и на здоровье людей не сказывается никак, просто никак! В целом, с равным успехом врач, писавший это заключение, мог ввернуть в него фразу: «У пациентки темно-русые волосы».

Фраза о «сниженном сердечном выбросе», значившаяся в отчете врача, проводившего ультра-звуковое исследование Таниного сердца, предварялось словом «гемодинамически незначимое». Что следует толковать одним единственным способом: сердечный выброс (т. е. то количество крови, которое сердце выбрасывает в аорту в единицу времени) несколько меньше среднего, но это никак не отражается на работе сердечно-сосудистой системы в целом. Эта же формулировка о «гемодинамической незначимости» начинала и фразу о «локальных нарушениях гемодинамики», которые были обнаружены у Тани во время доплерографического исследования сосудов мозга. Соответственно, и в этом случае отклонения от нормы не были патологическими, не могли иметь никаких последствий для Таниного здоровья и с симптомами ее недомогания никак не были связаны.

Потом мы обратились к разнообразным соображениям Тани по поводу назначенного ей в свое время лечения. Как вы помните, ее очень напугало, что среди выписанных ей препаратов оказались те, которые были прописаны ее бабушке после перенесенного инсульта. Что это были за лекарства? Пирацетам, кавинтон, рибоксин и аспаркам. Да, лекарства – супер!

Пирацетам – это средство, которое улучшает состояние мозговой ткани, является в ее отношении общеукрепляющим средством. Учитывая эти его свойства, его назначают даже детям перед экзаменами и вообще любым здоровым людям, если у них развилась усталость. Кавинтон – это, действительно, сосудистый препарат, он улучшает тонус сосудов мозга, т. е. улучшает кровообращение в этом самом мозгу. Как вы догадываетесь, цель назначения та же самая – профилактика, чтобы «лучше думалось». Рибоксин и аспаркам – это и вовсе любимые препараты терапевтов. Рибоксин делает с клетками сердца примерно то же самое, что пирацетам с клетками мозга, а аспаркам – это лекарство, которое содержит в себе кальций и магний, т. е. обычные микроэлементы, которые входят в состав любого хорошего «витаминного комплекса».

Почему все эти лекарства были назначены Таниной бабушке, понятно – нужно было поддержать, улучшить состояние ее мозговой и сердечной ткани. Почему их назначили самой Тане? Ну надо было ей что-нибудь назначить, вот и назначили «общеукрепляющие» средства.

Дальше мы «прошлись» по тем препаратам, которые оказывали в отношении Таниного организма наибольший позитивный эффект. Сама Таня, заглатывая валидол, корвалол и феназепам, все это время думала, что принимает «сердечные препараты». Велико же было ее удивление, когда она узнала, что все эти лекарства – психотропные, т. е. действуют на психику человека, а вовсе не на его сердце (или опосредованно через его психику, которая к сбоям в работе сердца и привела).

Валидол – это «25%-ный раствор ментола в ментиловом эфире изовалериановой кислоты», т. е. по большому счету мало отличается от хорошо разрекламированных жвачек, разве что наличием в нем валерианки. Его основной эффект – это успокаивающее действие на центральную нервную систему. Корвалол, бывший для Тани вечным «спасителем, летящим на крыльях ночи», является запрещенным во всем мире лекарственным средством. В свое время фенобарбитал, который (наравне с алкоголем и все той же валерианкой) является основным действующим средством этой «настойки», использовался для введения человека в наркоз, т. е. для потери им сознания. С помощью этой отравы Таня регулярно теряла сознание, хотя ожидала, как мы помним, потерять его в другом месте и при других обстоятельствах.

Наконец, феназепам – это уж и вовсе психотропное средство, одно из самых мощных и одновременно самых вредных (во всем цивилизованном мире его уже давным-давно как запретили к употреблению). Феназепам является транквилизатором, противотревожным препаратом. Он вызывает расслабление мышц, которые у тревожного человека напряжены до неприличия, а также замедляет скорость течения психических процессов, что и влечет за собой снижение чувства тревоги. Таня все это время боялась, что у нее ноги отнимутся, ощущала в них слабость, а в действительности, изначально, эта «слабость» была эффектом стресса (перенапряженная мышца ощущается человеком как ватная), а потом стала возникать именно благодаря регулярному употреблению этого самого феназепама.

Что ж, подобные разъяснения нельзя проигнорировать и нельзя не сделать вывода: все, что Тане по-настоящему помогало, лечило не ее сердце, как ей казалось, а оказывало воздействие на психическое состояние молодой леди. Теперь же ей предлагалось «заняться» своими эмоциями более щадящим и одновременно более эффективным способом – т. е. психотерапией. Разумеется, она выбрала этот способ и вот уже несколько лет живет в полной свободе от вегетососудистой дистонии. О том, какие психотерапевтические техники мы использовали на наших занятиях, я расскажу чуть позже в соответствующем разделе этой книги, а сейчас, быть может, кого-то интересует вопрос о том, какой стресс испытывала Таня?

Таня, как это обычно и бывает в таких случаях, пережила не один, а целых два стресса. Первый, который, как правило, скрыт у человека в подсознании, был связан с разрывом с ее молодым человеком, о чем я упомянул в самом начале этой истории. Эта связь была для нее очень значимой, поскольку впервые с этим мужчиной Таня стала испытывать настоящее удовольствие от сексуальных отношений. С другой стороны, она привыкла думать, что «секс – это не главное», а потому внешне перенесла этот разрыв достаточно спокойно. Однако же для ее подсознания утрата этих отношений не прошла столь же просто. Напротив, внутри нее усилилось напряжение, всплыли прежние страхи своей несостоятельности, непривлекательности и т. п.

Таня переживала и не переживала одновременно, т. е. внутренний дискомфорт был, были, кстати, и обида, и разочарование, и страх, но она не осознавала это в должной мере. А вот не заметить вегетативных проявлений этих эмоций она не могла. На это наложилась бессонная предэкзаменационная ночь и общая астения, вызванная сессией в целом, так что симптомы вегетативного недомогания просто не могли у нее не появиться. И они появились, став тем вторым стрессом, который и довершил дело.

Не понимая причины своего плохого самочувствия, Таня грешила на какую-то «тяжелую болезнь». Дальше в дело вступило ее замечательное и крайне способное воображение, которое и нарисовало страшную картину болезни, беспомощности и смерти. К случаю пришлось воспоминание Тани о положении ее бабушки – старого и по-настоящему больного человека, оказавшегося в момент случившегося инсульта в отчаянном положении. Дальше же, что называется, дело техники: у Тани возникла сильнейшая тревога, но поскольку она думала в этот момент не о собственных психических реакциях, а о состоянии своего здоровья, то вегетативные проявления этой эмоции она расценила как симптомы тяжелой телесной болезни.

Дальше – больше. Сильный эмоциональный стресс, ужас от пережитого состояния беспомощности, страх за собственное здоровье лишили Таню сна. И что было делать ее вегетативной нервной системе? Она, разумеется, «разбушевалась». Наконец, сами того не желая, «масла в огонь» подлили врачи. Вместо ожидаемой помощи и определенности Таня получила дополнительный стресс в виде загадочных формулировок и лекарственных средств, которые ей не помогали. Различие врачебных оценок она воспринимала или как некомпетентность врачей, что, конечно, само по себе пугает (ведь врачам все-таки доверяют самое дорогое – жизнь), или же как недостаточность медицинских исследований и анализов. Короче говоря, чем дальше в лес…

Ну что, был ли у Тани стресс? Был, даже два. А есть ли у стресса вегетативный компонент? Есть, и еще какой. Ну а если я постоянно слежу за этим вегетативным компонентом, не становится ли он от этого больше? Разумеется, как и зубная боль, если сесть в угол, закрыть глаза и думать о том, как же тебя она мучает. Короче говоря, вот вся она – знаменитая и многострадальная вегетососудистая дистония…

Источник: kartaslov.ru


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.